отзывы о Шимоне Гойзмане

«Жизненный пример Ш. Р. Гойзмана — один из немногих, к сожалению, образцов творческого почина, столь характерного для русской интеллигенции классического периода, когда достижения в определенной специальности перерастают в проекты, служащие благу всего общества.»

© Сергей Павлович Щавелёв, доктор философских и исторических наук

Отзыв о книге “Воспоминания незнаменитого”. Татьяна Ласточкина, журналист.

…На отрывок из «Воспоминаний незнаменитого» я случайно наткнулась в Интернете – это был невероятно образный и сочный рассказ еврейского мальчика о своем детстве, где каждое слово, каждая фраза рисовали тогдашний облик Киева, довоенный, военный и послевоенный, и тогдашний образ жизни. Картинки живые, иногда беспощадные по отношению к самому автору – особенно там, где речь идет о так называемой «пятой графе». В официальных документах во времена СССР там указывалась национальность, что сказывалось на поступлении в вуз, приеме на работу и т.д. Мне, как ребенку, «рожденному планом ГОЭЛРО» и выросшему в самой лучшей стране мира – Советском Союзе (говорю, между прочим, без иронии), иногда доводилось слышать об этом, а также о том, как «лицам еврейской национальности» отказывали в приеме в партию (КПСС, если кто не помнит) и называли разными нехорошими словами. Но одно дело – услышать краем уха, а другое – прочитать свидетельства очевидца, написанные беззлобно, но с горькой иронией, от которой становится почти также надрывно грустно, как от звуков еврейской скрипки…

В общем, как говорят в таких случаях – зацепило и поволокло. Найденные мною в Интернете несколько глав я проглотила одним махом. А уж когда стало ясно, что я знакома с автором этих воспоминаний, Шимоном Гойзманом, то все две книги «Воспоминаний» оказались в моем полном распоряжении!

Так я добралась до юности и зрелости Шимона Рувимовича, увидев 60-е, 70-е, 80-е и 90-е во всей их полноте, включая порой неприглядную изнанку: «палки в колеса» всех мастей и форм, отсутствие продуктов в магазинах и прочие «удобства» жизни в провинциальном городе Курске, страшную правду о расстрелах в Новочеркасске, жуткие гримасы Перестройки и еще много-много того, что надо читать, а не довольствоваться пересказом…

Но вместе с тем, сколько удивительных людей, чьи портреты при помощи существительных, прилагательных и глаголов прописаны с такой любовью и проницательной точностью, проходят через эти Воспоминания. Известные и неизвестные, они оставили свой след в жизни автора – как, впрочем, и он оставил на память и им, и нам росчерк своего талантливого пера, свои «Воспоминания…».

Говорят, каждый из нас способен написать хотя бы одну книгу, и книга эта – мемуары, рассказ о собственной жизни. Вопрос лишь в том, насколько интересной и увлекательной будет эта книга. В случае с «Воспоминаниями незнаменитого» есть и то, и другое. И это совсем не тот случай, когда хочется сказать словами главного героями, произнесенными им в аэропорту города Кутаиси: «Фермах ди мойль! Вус клопс ди аф дем ганце вельт!». Что в переводе с идиш означает «Захлопни рот! Что ты тарабанишь на весь мир!»…

…Для меня «Воспоминания незнаменитого» – как глоток хорошего бальзама, добавленного в свежесваренный кофе. Горчит, но вместе с тем дарит удивительный аромат и тонкое послевкусие, сравнимое разве что с ностальгией по ушедшим в небытие временам и людям…