Отзывы об авторе Ольга Нефедова-Грунтова

ЭНЕРГЕТИКА РАССВЕТА (О книге стихов Ольги Нефедовой-Грунтовой «В руках рассвета»)

 

Стихи Ольги Нефедовой-Грунтовой яркие, образные. Иногда образность становится даже избыточной, и не с первого прочтения удается сообразить, какие накручены метафоры, куда относит смысл смелая инверсия. Поистине, от великого до смешного – один шаг, и главное пожелание поэту – воспитывать чувство меры. Беспомощная бессмысленность подобного совета заключается в том, что мера у всех разная, как и порог восприимчивости словесных экспериментов. Кто-то оценит эту сложность, а кому-то такой образный ряд покажется бессмыслицей:

 

Бусинки звезд, что на небо надеты,

Сыплются крошками в дырки карманов

Ночи на мокрую скатерть туманов,

Тают, как будто бы в праздник конфеты.

 

Но – удивительное ли дело? – упрощать Ольгины стихи невозможно: вянут, ломаются, теряя энергетику вместе с индивидуальностью. Недаром она сама в стихотворении «Не надо переделывать других», обращаясь к любимому, говорит:

 

Прошу, родной, не изменяй меня!

Такой, как все – не быть!..

 

Новую книгу« В руках рассвета» открывает венок сонетов с таким же названием. Не в первый раз берется автор за столь сложную задачу и в целом с ней справляется, сплетая в своем венке любовную и социальную тематику. Откровенность чувств – одно из обязательных условий любовной лирики, и этой откровенности – до полной беззащитности у Ольги Нефедовой-Грунтовой с лихвой.

 

Твоим дыханьем до нутра раздета,

Птенцом продрогшим вниз смотрю с ветвей

На странный мир: как старый воробей,

Нахохлилась от холода планета.

 

Судьба планеты и своя собственная у поэта всегда рядом, и сквозь романтическое противостояние обиженной девочки и злобной толпы сквозит матерински-тревожное сочувствие зрелой женщины к планете, корчащейся от боли в тенетах смертей. И взросление это приходит в любви, вовсе не безоблачной, полной ревности и сомнений, но дающей жизненные силы и иллюзию защиты. Именно поэтому магистрал завершается воистину выстраданными словами:

 

Объятьем горе скорбное прерви –

Сердца людские греются в любви!

 

Во многих стихотворениях книги живут подмеченные внимательным взглядом ребенка и художника подробности рядом с философскими вопросами, делая их восприятие более личностным:

 

Кувыркались жабята в помятой траве

У болотца, где пела осока…

Отчего же печаль шелестела в листве,

Пожелтевшей, как души, до срока?

 

Удаются Ольге Нефедовой-Грунтовой и детские стихи, пронизанные нежностью и добротой так же, как и стихи «взрослые», но построенные более просто, хотя взгляд поэта по-прежнему зорок:

 

После дождика букашки

Будут мыть свои рубашки,

В чистых плавая бутонах,

Как в бассейнах на колоннах.

 

Кстати, в детских стихах больше жизнерадостного задора при решении всяческих жизненных проблем, что, впрочем, вполне объяснимо:

 

Давай почаще

Собаке кость,

Побольше, слаще,

Чтоб не дралось!

 

Хочу пожелать Ольге Нефедовой-Грунтовой и ее книге успеха в любой аудитории любого возраста.

 

М. АМФИЛОХИЕВА

 

 

 

 

Новая книга стихов Ольги Нефедовой-Грунтовой «В РУКАХ РАССВЕТА»

 

Это не первая книга молодой петербургской поэтессы Ольги Николаевны Нефедовой-Грунто-вой. Обычно принято сравнивать книги молодых поэтов с творчеством более именитых предшественников, но стихи 0. Нефедовой-Грунтовой не подлежат этому правилу. У нее собственный, ни на кого не похожий поэтический голос, и это их большое преимущество. Это очень женские стихи, и это тоже должно привлечь к ним внимание любителей русской поэзии.

Составленный сборник включает в себя семь частей, удачно сгруппированных по их тематике и стилистическому звучанию. Первая часть — это венок сонетов, название которого дало название всему сборнику. Как и большая часть стихов Ольги Нефедовой-Грунтовой, это стихи о любви: о пробудившемся чувстве, о том, как любовь согревает женскую душу в окружающем ее мещанском мире, где «лишь суета и алчность без просвета», это стихи о лирическом герое поэтессы, не всегда верном, не очень надежном, но все равно горячо и нежно любимом.

Ольга Николаевна вообще тяготеет к сонетному стихосложению. Некоторой особенностью ее венка сонетов является чередование итальянских и спенсеровых вариантов сонетов, что создает особый музыкальный ритм венка сонетов в целом.

Вторая и третья части посвящены преимущественно описаниям природы. Вторая часть названа «Звезды — веснушки ночи». В ней поэтесса пове­ствует о туристских походах, о радости соприкосновения с природой, о влиянии природы на формирование человеческой души. Стихи в целом оптимистичны и исполнены любованием красоты мира. Третья часть «Из кавказского цикла» посвящена воспоминаниям автора о ее поездках по Кавказу. Это тоже стихи о природе, но не Среднерусской, а Предкавказья. Ряд стихотворений посвящены городам Предкавказья и Черноморского берега.

Четвертая часть «Женская доля» снова возвращает нас к любовной лирике. В ней звучат радости встреч и горечь расставаний, тоска женского одиночества и ликование от новых встреч. Это откровенные и чистые стихи, исполненные нежности и страсти, чувств, близких и понятных всем женщинам.

Стихи в пятой части сборника Ольги Нефедовой-Грунтовой касаются проблем современности. Поэтесса видит все несовершенство современных ей дней, потерянность людских судеб, и разрушение человеческих душ, нищету жизни и тяжкую участь женщин, на плечи которых возложена необходимость выживания ее семьи в этих условиях. Поэтесса задает риторические вопросы: кто же виновен в разладе российской жизни? Эти темы, в общем, нетипичны для лирики поэтессы, и в описании трагедий людских судеб она не достигает нужного накала страсти, как в ее любовных стихах. И все же помещение такой части в сборнике уместно и логически обосновано. Несмотря на невеселую тематику, поэтесса не теряет своего оптимизма и ищет выход в своей собственной душе. Этот выход поэтесса видит в любви к родной стране и в своих поэтических трудах, которые спасают ее душу и не дают ей предаться отчаянью. В этой же части приведены стихи памяти В.Кузнецова и А.Лунтер.

В шестой части приведены переводы поэтессы с мокша-мордовского. Выбор стихов для перевода определяется основными темами О. Нефедовой-Грунтовой. Это тоже стихи о любви и о разлуке, об интимных женских чувствах.

Наконец, седьмая часть сборника — это детские стихи. На мой взгляд, это менее удачная часть. Стихи для детей предопределяют необходимость вхождения в детскую душу; они не должны быть сложны по поэтическому строю и по лексике, они обязаны избегать недетских речевых конструкций и повествовать о простых и вечных человеческих истинах. Я полагаю, что стихи для детей должны быть в определенной мере дидактитчны. Приведенные в седьмой части стихи, это не столько «стихи для детей», сколько «стихи о детях для взрослых», но и для этого они должны содержать какие-то темы детской психологии.

В заключение отметим, что в целом сборник стихов Ольги Нефедовой-Грунтовой производит очень приятное впечатление и несомненно доста­вит большое удовольствие читателям. Она хоро­шо владеет стихотворными формами, ее поэти­ческие образы ярки и нестандартны, ее стихам свойственна высокая эмоциональность. Пожалуй, в некоторый упрек автору можно поставить не все­гда логичные сравнения (метафоры), слабое использование приемов эвфонии, злоупотребление инверсиями и enjambement’aми. Но в конце концов, таков поэтический мир автора, на который она имеет право и может принимать или не принимать данные ей советы. Указанные мною недочеты вовсе не снижают высокой оценки ее поэтического труда.

 

А.В. ДОЛИВО-ДОБРОВОЛЬСКИЙ

 

 

 

 

ПРЕДАННОСТЬ ПОЭЗИИ (О творчестве Ольги Нефёдовой-Грунтовой)

 

Ольга Нефёдова-Грунтова начала писать стихи ещё в школьные годы. В её творческой биографии был период безвременья (1982 – 1999 годы). Однако этот период не был «чёрной дырой». Это был период накопления жизненного опыта, вызревания поэтического слова.

Поэтическое кредо Ольги Нефёдовой-Грунтовой «Не могу молчать. Если смогу – умру». Поэтесса сбрасывает покрывало с окружающего мира, и он предстаёт в кипении красок, в антураже человеческих страстей. Одно из программных стихотворений – «Дух предков». Человек, обрубивший свои корни, обрекает себя на забвение, не достоин звания человека.

Казалось бы, обыденные явления приобретают в стихах поэтессы вселенское звучание, обретают своё место в контексте бытия.

 

… но бабочки искрилась – отблеск веры

в незыблемость гармонии хранил

в капели свет, соизмеряя вечность

с безумием полуистлевших крыл…

(«Пещерная бабочка»).

 

Автор свободно оперирует категориями Время, Вечность, Гармония и др. В стихах Ольги Нефёдовой-Грунтовой они перестают быть отвлечёнными философскими понятиями, обретают эстетические качества.

Человек живёт в поисках смысла. Он скрыт не только в явлениях космического масштаба, но и в каждой крупице бытия, не только в величественных храмах, но и в жалких, затерянных в глуши хижинах:

 

Месяц нежит бока,

Чтобы в спящих избушках, что в чаще,

Чаще смысл бытия обретали, покуда живём.

 

Поэзия – воплощение свободы и потому путь в бессмертие. В стихах Ольги Нефёдовой-Грунтовой звучит отчаянный призыв к человеку – обрести свободу, подняться с колен:

 

В свет уходя или в темень,

Плача, шепча, бормоча,

Я поднимаюсь с коленей.

 

У поэтессы нет громких стихов. Они уступают место тихой музыке, которая создаёт особую эмоциональную ауру.

Многие стихи Ольги Нефёдовой-Грунтовой являются полноценной философской лирикой. Некоторые из них поднимаются до уровня поэтических откровений:

 

Сошла душа с проклятого распятья,

Целуя на распятье свет Христа;

Мне не дано природу изменить:

Чужой по крови может близким быть:

В объятьях горе на скорби прерви.

Сердца люд­ские греются в любви.

 

Тимирязев называл природу одной из самых демократичных областей деятельности. Её явления становятся символами человеческого бытия. В поэтической Вселенной Ольги Нефёдовой – Грунтовой явления природы обретают человеческие измерения.

Метафорический язык поэтессы близок и понятен читателю. Не возникая в обыденном опыте, многие метафоры рождаются как результат поэти­ческой интуиции:

 

Плачущий польский язык

Шепчет в крови моей: «Проше…»

Словно безумный мужик

Слово шептал то, что горше.

 

Творчество Ольги Нефёдовой Грунтовой воспринимается как бескорыстное служение поэзии. Её проникновенная лирика, её трепетное отношение к слову не могут оставить равнодушным читателя. Ведь поэзия, как известно, не профессия, а судьба.

 

Л. М. ГУТНЕР