Отзывы об авторе Игорь Константинов

О ТВОРЧЕСТВЕ ИГОРЯ КОНСТАНТИНОВА

Творчество Игоря Константинова настолько многогранно, что написать статью о нём, выбрать  стихи для авторской странички или просто составить его сборник практически невозможно. Одна его ипостась спорит с другой,  вместе они ужиться никак не могут. Как сыновья одной семьи в гражданскую, ставшие по разные стороны баррикады. Ирония и юмор, стихи о войне и любви (эротика – в том числе), пародии и гражданская лирика. И непоколебимо стоящая отдельно сторона его творчества – православные стихи… Есть одна объединяющая составляющая у всех ипостасей – предельная честность и открытость. И талант…

Поколения, заставшие Советский  Союз, могут помнить Константинова, как поэта-пародиста – Игорь имел более 2000 гонорарных публикаций в прессе.   Лично мне его литературные пародии ближе, чем  Александра Иванова, потому что в них Константинов не опускается до оскорбления автора – он пишет пародии только на  стихи, которые ему нравятся, с неожиданной стороны обыгрывая тот или иной образ или ошибку автора. Для примера – одна пародия, на великого Маяковского:

 

ЛЮБОВНИК

 

«Любить – это значит вглубь двора

Вбежать, и до ночи грачьей,

Блестя топором рубить дрова,

Силой своей играючи»

                                                                              Владимир Маяковский.

 

Пусть снег в Москве никем не белён,

Не вижу его черноты я –

Иду,  красив, и могуч, и влюблён,

И дерзок,  как войско Батыя.

Признался тут же Марии, мол,

Люблю сильней, чем дамы – помаду.

До ночи грачьей дрова ей колол –

Пусть знает любовь-громаду!

Я, что как стадо быков здоров,

Встретив на днях Веронику из треста,

И ей налюбил две кучи дров

Выше вершин буржуазного Эвереста.

Наша любовь всегда права,

Но в горле – солёной воблы ком:

Конечно, будешь рубить дрова,

Если в штанах – лишь паспорт с облаком!

 

Ай, браво, Игорь! И стихи о советском паспорте вспыли как нельзя кстати. И сразу хочу обратить ваше внимание на качество рифмовки – такого днём с огнём не сыщешь в наше время. Например; «воблы ком – облаком». Вообще, Игорь мастер составных и каламбурных рифм. Но об этом позже.

В далёкие восьмидесятые молодой поэт, позвонив дочери Корнея Чуковского – Лидии, представился: «Здравствуйте! Это Игорь Константинов». В ответ услышал: «Как? Автор «Грибов»?» Вспомним это стихотворение – ироничную составляющую творчества Константинова. Кстати,  связанную с его гражданской  позицией. Следует отметить бесшабашную отвагу автора – написать такое в то время…

 

ГРИБЫ

 

Нам сегодня не до идей –

В Ленинграде, Москве и на БАМе

Толпы рвущихся к цели людей

Отправляются за грибами,

За дарами, что в поздней агонии

Оставляет нам лето несмелое,

А в лесу, там, своя гегемония –

Свои красные, свои белые.

Я – вне партий, и мне все равно, –

Мне-то что до делишек разных? –

И, подобно батьке Махно,

Режу белых и режу красных.

Я бреду, и внимательный взгляд

Не пропустит ни лист, ни былинку.

Вот он, белый, аристократ! –

Режу гада, кладу в корзинку.

Столько сил извожу не напрасно я:

Труд усилен – финал ускорен.

В листья прячешься, сволочь красная! –

Вырезаю его под корень.

Пополняя свою суму

(Что мне классы – мне б прибыль обозами),

Я коричневую чуму

Нарезаю себе под березами.

Груз не тянет рук, коль он мой, –

Мне легко свою ношу в пути нести, –

И, счастливый, тащу домой

Целый короб многопартийности.

 

Следующая грань творчества – истинно гражданские стихи – о войне в частности. Не тратя лишних слов, скажу, что песня Игоря о Ладоге заняла второе место на Международном конкурсе, посвященным 70-летию Великой Победы «Верен, Отчизна, тебе!» в номинации «Песенное слово».

 

АХ,  ТЫ,  ЛАДОГА…

(муз. Ольги Нефёдовой-Грунтовой)

 

В поднебесье раскинулась радуга,

Тишь рассветная спорит с войной.

Мерно дышит усталая Ладога

Полусонной осенней волной.

Думы горькие в действия выльются –

Ведь страна не жалеет затрат…

Ах, ты, Ладога, наша кормилица,

Без тебя бы погиб Ленинград.

 

Эх, солдатушко. молодо-зелено!

Ты мечтал повидать Ленинград –

Дал Господь… И теперь тебе велено

Насмерть встать и – ни шагу назад!

Снова немец не утихомирится,

И снаряды со свистом летят…

Ах, ты, Ладога, наша кормилица,

Без тебя бы погиб Ленинград.

 

А как зимушка грянет с морозами,

Навевая на город беду,

Так потянутся сани обозами

И машины по тонкому льду.

Под огнем не одна опрокинется

И под лед навсегда угодят…

Ах, ты, Ладога, наша кормилица,

Без тебя бы погиб Ленинград.

 

В дикой стуже стояли, в угаре ли,

Но терпели и в дождь, и в пургу,

И, собрав свои силы, ударили

По хребту супостату-врагу.

Пусть запомнят, поганые, надолго,

Что такое российский солдат,

И тебя, наша славная Ладога,

Ведь с тобой победил Ленинград!

 

Опять таки – какова рифмовка? И кто посмеет сказать, что здесь рифма ради рифмы, рискует показать свою глупость, не говоря об отсутствии мастерства.

В этот же раздел творчества мне хочется включить стихи о Малой родине – о реке «Оять»,  мини-поэму «Дедов дом», несмотря  на её любовные перипетии, и, конечно, «Объяснение в любви», за которое автор был награждён дипломом в конкурсе «Неизвестный Санкт-Петербург». Привожу последнее стихотворение, потому что в нём судьба автора, история поколений.

 

ОБЪЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ

Я люблю тебя, город, хоть в гневе ты проклят царицей,

Хоть стоишь на народных костях, на крови и беде,

Но в квартирке своей, где живу я, отнюдь не патриций,

Так уютно, тепло, как не будет мне, верно, нигде.

 

А фасады дворцов и величие строгое храмов

Не волнуют меня – к ним привык, словно к хлебу в обед.

Я свободен, как мысль, – ни начальников нету, ни замов,

И пока что Всевышний хранит от обилия бед.

 

Я весь твой, Петербург, с потрохами, хоть недалеко род

Мой уходит корнями  – всего в девятнадцатый век.

Я тобой заколдован, промозглый, несолнечный город

Грациозных мостов и в бетон упакованных рек.

 

Как и ты, Петербург, я надменный порой и не кроткий,

Но раскрыт нараспашку для близких моих и друзей.

Петербуржец , рожденный ГУЛАГом в промерзшей Чукотке,

Свои корни искать не хочу средь великих князей.

 

Пусть страдалец асфальт постоянно ремонтами вспорот,

Грязь разбитых дворов настигает нас даже зимой,

Не могу без тебя, перемокший, заветренный город,

Ты – мой мир, моя жизнь, – потому-то осознанно мой.

 

Теперь о  главном – о православных стихах Игоря Константинова. Из истории: в 90-е годы он стоял у истоков содружества православных поэтов при Спасо-Парголовском храме, в 2000-м отправился в Израиль, чтобы встретить Пасху у гроба Господня. Песню о Ксении Петербургской поют православные, порой даже в монастырских хорах. Как-то при встрече мой первый учитель в мире поэзии Вячеслав Абрамович Лейкин сказал мне: «Слушай, Ольга, твой парень (о Константинове) такой умница, пересмешник, но какие у него православные стихи! Это же силища какая, пастернаковская!…»  Мудрый и непререкаемый авторитет для меня – Вячеслав Абрамович! В стихах Игоря нет простого перессказывания библии –  в них образы, чувства и мысли автора. Ни грамма фарисейства. И как отдают звоном 30 серебрянников неожиданные нападки, особенно – из уст некоторых членов Союза писателей России о том, что эти стихи не нужны вовсе – можно просто почитать библию… Тогда давайте уничтожим  полотна великих художников всех времен на библейские сюжеты! На «Данаю» Рембранта уже покушались…

 

ВХОД ГОСПОДЕНЬ В ИЕРУСАЛИМ

 

Невозможно мечтами одними

Жить, твердя, что фортуна слепа…

Нынче праздник в Иерусалиме,

И ликует от счастья толпа.

Он, Мессия, явился! Осанна!

Значит, грянули те времена,

Когда с неба посыплется манна,

И пойдет за волною волна

Божьей милости, ну а покуда

Едет Сын Его, весел и бодр.

Улыбается сладко Иуда,

И в глаза смотрит преданно Петр.

Вновь – осанна! И вновь загалдели,

Захлебнувшись восторгом, они…

Оставалось чуть меньше недели

До убийственных воплей: «Распни!».

 

Лирика и любовная лирика Игоря Константинова – океан, не помещающийся ни в какие рамки поэтических аквариумов и аквапарков. Нежность и страсть, трагедия и надежда, философия в любви к природе и умение посмеяться в самых тяжёлых жизненных обстоятельствах над собой. И все это – один автор, о котором ничего не скажешь, прочитав лишь пару его стихов. Просто не увидешь, не почувствуешь, как биение жаркой волны под ледяным покровом в мороз… И всё-таки…

 

 ***

Я переполнен августовской синью

И солнца нежным утренним приветом.

Соседка, что похожа на гусыню,

Лежит в кустах и нежится в траве – там,

Где запах лета с ленью перемешан –

Распаренный, заквашенный на солнце…

И день встаёт, приветлив и неспешен,

И птичье пенье по небу несётся.

Немыслимый, какой-то южный август.

Мне долго будет душу греть его сень.

И полон мощи, словно среди трав куст,

Гляжу я, как стекает лето в осень.

 

***

                                                               Ольге

Распустила капризно планета небесные нюни,

Окунула наш город в мелодию пасмурных дней.

Не смогли мы дождаться тепла в долгожданном июне,

И прохныкал июль моросейной слезою своей.

 

Вот уж бросил Илья в водоёмы бесстрастную льдинку.

Август, вестник осенний, над нами крыла распростёр.

Из глубин твоих глаз не сумел удалить я грустинку,

И повис надо мной непонятный и тихий укор.

 

Но сегодня с утра разбудило счастливое пенье

Взбудораженных птиц, и под солнцем расцвёл окоём.

Мне бы только успеть насладиться теплом до Успенья

И почувствовать радость во вспыхнувшем взгляде твоём.

 

***                                       

                                                               Ольге

Гляжу на кончину капризного бабьего лета

Почти равнодушно, но где-то зависла грустинка…

Нам осень вручила с тобой два прощальных билета,

Идем в тишине,   разве  хрустнет порой  хворостинка.

 

И даже сороки-болтушки задумчиво смолкли,

А шорох шагов – словно музыка в марше прощанья.

Вдали что-то тёмное – лось настороженный, волк ли? –

Но это кусты, облетевшие до обнищанья.

 

С тобою легко  мне шагать по тропинке – ещё бы! –

Ни в ком не видал я такого души пониманья;

Поэтому мне не страшны ни какие чащобы –

Мой тыл защищён, и в любую тащусь глухомань я.

 

И пусть налетает порой, не спросив даже, кто вы,

Хватая за горло, сжав сердце в тиски, боль тупая;

Но ты уже рядом, и вот опадают оковы,

И дышится ровно, и прячется боль, отступая.

 

Но воля Господня на всё – только Он ставит  точку,

А мы – тень подобья –  трудяги, поэты, магнаты…

Поэтому завтра отправлюсь я в лес в одиночку –

Чтоб впредь привыкала не тратить себя на меня ты.

 

И опять о мастерстве. Рассмотрим приведённые три лирических стихотворения – фантастические рифмовки (не ради рифмы, товарищи, не умеющие рифмовать!). Разные размеры: в первом – ямб только на женских рифмах, среди которых есть составные, два пиррихия в первой строке вносят особое звучание – приближение к четырёхмерным размерам, о которых идут литературные споры; во втором – анапест, в третьем –  амфибрахий. Кстати, поэт предпочитает перекрёстную рифмовку, а в приведённые стихотворения – пятистопные… .

 

А вот пример лирики эротической,, это 4-х стопный ямб с дактилическими рифмами в чётных строках:

 

***

                        Ольге

 

Я без тебя схожу с ума,

А жизнь – как детская игрушица.

Что мне тюрьма, что мне сума,

Когда весь мир внезапно рушится?!

И, уподобясь лихачу,

Понес по кочкам в чисто поле я:

Тебя хочу! Тебя хочу!

И ничего не знаю более.

И во вчерашний день умчась,

Я обойдусь без красноречия,

Но каждый день и каждый час

Жду с нетерпеньем новой встречи я.

Мне все сегодня по плечу –

Любовь я докажу не фразами.

Тебя хочу! Тебя хочу!

И не тверди, что я не в разуме.

Ведь поняла давно сама

Счастливую беду мою:

Я по тебе схожу с ума

И заходить на ум не думаю.

 

Прошу прощения, дорогой читатель, но еще ни слова не сказано об афоризмах Игоря, которые «гуляют» в качестве народного творчества,о о пародиях и стихах для детей, об ироничном пособии по изучении иврита и т. д.

За все приходится платить – за ошибки и за подвиг. За талант и искренность. За то, что стремишься остаться человеком, даже когда слышишь «Распни!» после объяснений в любви.

Поэтому закончить статью хочу двумя сонетами Игоря из книги «Благодарю тебя, Господь!» 7й сонет состоит из одного предложения, а 10-й  удостоен диплома в номинации «Духовность» в конкурсе «Заветная лира», проведенным профсоюзом учёных и учителей к 150-летию о дня рождения Александра Пушкина. Прощаясь с читателями, отмечу, что творчество Игоря было отмечено на Международном конкурсе Святой Татьяны – ему было присуждено третье место.

 

7- й сонет из цепи сонетов «Ищу тебя»

За  всё, за всё приходится платить:

За доброту, жестокость, подлость, нежность,

За робость жалкую и за лихую прыть,

За принадлежность и непринадлежность,

 

За всё, чем больше жизни дорожим,

За всё, чем каждый день пренебрегали,

За тех, кто жив, и тех, кто недвижим,

За друга верного,  коварного врага ли –

 

За всё мы платим каждый день и час.

Хлеб сея иль усиленно учась,

Иль поднимаясь в трепете на сцену –

 

За всё платить приходиться сполна,

Но, сколь бы ни страшна была цена,

Здесь каждый платит собственную цену.

 

10-й сонет из цепи сонетов «Ищу тебя»

 

И ускользает боль глухой обиды,

Когда с молитвой ты прощаешь всех.

Ну, кто мы в злобе? –  просто инвалиды,

Чьи души в сотнях шрамов и прорех.

 

И пусть раскручен жизнью, как праща, я,

Недуги хлещут плетью по плечам,

Но, только всех вокруг  себя прощая,

Перестаю я бредить по ночам.

 

И ясным утром, радостным и свежим,

Когда мы грудью чистый воздух режем

И счастье можем удержать в горсти –

 

В тот миг, в себя вселенную вмещая,

И мощь, и силу духа ощущая,

Я тихо говорю тебе: «Прости…»

              

 

                      Ольга Нефёдова-Грунтова,

                                                                       член Санкт-Петербургского Союза литераторов,

                                                                       Многонационального Союза писателей,

                                                                      почётный член международного содружества писателей

                                                                      «Многонациональная Лилия»