Елена Попова – пьеса “Дерево”

Комната в квартире Эллы. Элла стоит у окна. Ника разглядывает

сервант.  В комнате неуютно и пусто. Кроме этого неуклюжего старомодного серванта и тахты, здесь нет вещей. Сиротливо светит под потолком голая лампочка. В углу громоздятся    чемоданы.

 

Э л л а. Ты не представляешь, Ника, до чего я люблю это дерево! Вообще все живое и бессловесное вызывает у меня жутко сентиментальные чувства. Особенно в городе, в этом вертепе! Если бы не я, его бы давно не было! Соседи внизу заставили обрубить все сучья. Представляешь, какие негодяи! (Наконец, обернулась к Нике.) Ну, что ты там решил? Конечно, это не Бог весть какая ценность, но это старая вещь…

 

Ника, молодой человек двадцати трех лет с лицом вполне зрелого мужчины, бросает на Эллу выразительный взгляд и стучит по   фанеровке указательным пальцем.

 

Это уже мелочи.

 

Н и к а. Как сказать! (После паузы.) Элла Михайловна, давайте я его еще кому-нибудь покажу?

Э л л а. Побойся Бога, откуда нас время? (После паузы.) Ладно, бери, черт с тобой! Жалко конечно… За такие деньги… Всю жизнь за собой таскала – с квартиры на квартиру, с этажа на этаж… Ладно…

Н и к а. Я вечером заберу или завтра утром.

Э л л а(раздраженно). Давай уж пораньше!

 

Пауза.

 

Н и к а. Элла Михайловна, вы бы его дороже не продали. (После паузы.) Я вам говорю! (Элла молчит.) Я понимаю, он вам дорог… С этажа на этаж, с квартиры на квартиру… Но вы же сами должны понимать – это не фирма.

Э л л а. Конечно, не фирма. Какой-то мастер, может, талантливый…

Н и к а. Н-ет. Вы посмотрите на его пропорции… Я четвертый год на мебели.

Э л л а. Ладно, не мучай меня!

Н и к а. Элла Михайловна, вот вы, наверное, на меня обижаетесь. Но если честно…

Э л л а. Кончено, кончено! Об этом – кончено! Забирай – и с Богом!

Н и к а. Он и этих денег не стоит, если честно.

Э л л а. Ты что, хочешь меня доконать?

Н и к а. Просто я хочу, чтобы вы поняли, что я тоже не какой-нибудь жук.

Э л л а. Ты не жук. (После паузы.) Кончили об этом, кончили! Или, может, мне тебе еще доплатить за то, что ты его забираешь?

Н и к а. Зачем же так? Как договаривались.

 

Элла достала из серванта упаковку таблеток, глотает таблетку одну за другой.

 

Что вы там пьете, Элла Михайловна?

Э л л а. Успокоительное.

Н и к а. Это вы зря. Когда занимаешься коммерцией, надо быть хладнокровным. Это первое дело.

Э л л а. У меня нет твоих коммерческих способностей. Потом я подустала. Я у финиша.

Н и к а. А я думал – у старта.

Э л л а. Нет, у финиша… Потом, знаешь, все как будто сговорились, чтобы оставить у меня о прошлом самые гнусные воспоминания.

Н и к а. А вы хотите только хорошие воспоминания?

Э л л а. Воспоминания должны быть хорошими…

Н и к а. Пионерские костры?

Э л л а. Да, пионерские костры. У нас даже песня такая была: “Взвейтесь кострами, синие ночи!” На одном таком я безумно влюбилась в одного мальчика. Он был такой задумчивый, весь такой светленький… Я бросала в него еловыми шишечками, но он делал вид, что этого не замечает. Только становился все суровее!

Н и к а(после паузы). Не стоит он дороже, Элла Михайловна!

Э л л а. Да замолчи ты!

Н и к а. Я просто хочу, чтобы вы это поняли. Мне кажется, вы этого не понимаете.

Э л л а. Я все, все, все понимаю… Не бойся, я ничего плохого не скажу твоей матери. Она тебя обожает! Помню, как мы с твоим отцом забирали тебя из роддома… Перед этим мы несколько дней искали коляску – нигде не было колясок… В первую свою ночь дома ты спал в коробке из-под телевизора! Ты представляешь? А потом…

Н и к а(перебивает). А что плохого вы можете ей сказать? Дороже ваш буфет не стоит! Я же вам объяснил! Мне потом с ним возиться! (С раздражением распахивает дверцы буфета.) Потеки! Трещины! Пятна!

 

Неожиданно из буфета прямо в руки Ники падает погребальная              урна.

 

Э л л а. Осторожнее! Это прах моей матери!

 

Ошеломленный Ника роняет урну, Элла подхватывает ее.

 

Н и к а. Кошмар какой-то!

Э л л а(деловито стряхивает с урны пыль). Ничего подобного! После кремации я попросила часть праха положить вот в эту урну. Возьму с собой. Я так любила свою маму! Разве я могу оставить ее здесь одну?

Н и к а(с ужасом смотрит на урну). Кошмар! И куда вы это потом денете?

Э л л а. Не знаю… Не знаю, в какой земле мы найдем приют… Мой дед по отцу – еврей, бабка – украинка… Моя мамочка была кореянкой… А я? Кто я? Где моя Родина? Я безумный плод дружбы народов! В Израиле – “Да здравствует великий Израиль!” В Корее – “Да здравствует великая Корея!” Здесь у нас – “Няхай живе радяньска Украина!” А я где? Где я? (Кружится, прижимая к груди урну.) Где я?

Н и к а(после паузы). Тетя Элла, я бы на вашем месте принял чего-нибудь общеукрепляющего… Ну, хлористый кальций… Или глюкозу в вену…

Э л л а(все кружится). Где я? Где? Кому я нужна?

 

Звонок в дверь, входит Вадим. Садится на тахту, не раздеваясь, в плаще.

 

Ну? (После паузы.) Вадька, не мучай меня! Ты поменял билеты?

В а д и м(после паузы). Нет…

Э л л а(с воплем). Но тебе же обещали!

В а д и м. Ну и что? Мало ли кто кому что обещает!

Э л л а. Да, но это же свинство! Безответственность!

В а д и м. А ты пожалуйся!

Э л л а. Он еще может острить! Понимаешь, Ника… Туда, куда мы хотели ехать, мы уже не хотим ехать. В Израиле – великий Израиль! В Корее – великая Корея! Здесь у нас – “няхай живе радяньска Украина!”

Если собрать всю кровь, которая во мне и в Вадьке, кто разберет, какой из них больше? (После паузы.)  Вадя, ну не молчи ты! Скажи хоть что-нибудь!

В а д и м. А ты – пожалуйся!

Э л л а. Все, что он может, – это острить! Его друзья делают карьеру, зарабатывают деньги, а он – острит! Ника, вон, продает мебель! Тяжело всю жизнь жить с таким человеком! Тяжело! Безумие какое-то!

В а д и м. Пожалуйся! Пожалуйся!

Э л л а. Даже билеты не смог поменять! Любой человек на его месте поменял бы. Ника бы уже наверняка поменял, а он – не смог!

В а д и м(после паузы). Между прочим, у нас есть один вариант… Я встретил одного человека…

Э л л а. Агента? Говорят, я слышала, на сносных условиях…

В а д и м. Нет, это что-то совсем в другом роде…

Э л л а. В каком же это роде?

В а д и м. Я сам еще не разобрался…

Э л л а. Вадя, ты меня уморишь!

В а д и м. Да вот он!

 

Вадим открывает балконную дверь, входит Незнакомец. В черном костюме, черной шляпе, при черном галстуке. Манеры изысканные, немного старомодные.

 

Н е з н а к о м е ц. Я верно нашел вашу квартиру?

В а д и м. Вполне. (После паузы, представляет Эллу.) Моя жена…

Н е з н а к о м е ц. Выпейте какое-нибудь лекарство, вы слишком взволнованны.

Э л л а. Вадя, он забрался сюда по дереву?.. Господи, но до четвертого этажа практически нет веток! Один ствол!

Н е з н а к о м е ц.  Выпейте лекарство.

 

Элла бросается к буфету, неуклюже задевая урну.

 

Осторожнее, это же прах вашей матери.

 

Элла еще больше теряется. Урна летит на пол. Элла чудом подхватывает ее.

 

Не расстраивайтесь. Редкая женщина на вашем месте была бы хладнокровнее вас.

Э л л а. Хорошо, что вы это понимаете.

Н е з н а к о м е ц(после паузы). Итак, вы хотите оставить Родину?

Э л л а. Не будем об этом! Это изнурительный разговор. Об этом переговорено тысячу раз! И ничего, кроме тоски и сердцебиения…

Н е з н а к о м е ц. В Израиле – великий Израиль! В Корее – великая Корея! Вы хотите что-то другое.

Э л л а. Да, что-то другое! Без крайностей!

Н е з н а к о м е ц. Все-таки, вы хотите не вернуться на Родину, а – уехать из нее?

Э л л а. Я вас умоляю – не будем об этом!

Н е з н а к о м е ц. Я могу вам помочь. Некоторым мы помогаем.

Э л л а. В Америку?

Н е з н а к о м е ц. Н-ет, чуть-чуть подальше…

Э л л а. Что может быть дальше Америки?

В а д и м. Элла! Ты ничего не поняла! Ты не поняла? Ты вспомни, откуда он появился!

Э л л а(после паузы). Все я поняла! Все! Все! Конечно, он не мог забраться по дереву! До четвертого этажа нет веток! (После паузы.) Все я поняла, все…

 

Пауза.

 

(Убито.) Вы хотите сказать, что можете нас отправить… туда?

Н е з н а к о м е ц. Да. Туда.

Э л л а. Но… куда… туда?

Н е з н а к о м е ц. Это уже решайте сами. Пожалуйста… Проспекты, путеводители… (Вытащил из кармана и протянул Элле пачку проспектов.)

Э л л а(просматривает проспекты). Господи, но это же ни на что не похоже!

Н е з н а к о м е ц(снисходительно). Да, там все совершенно другое.

Э л л а. Ни на что не похоже…

Н е з н а к о м е ц. В вашем понимании.

Э л л а. Ну а вы? Вы же… вполне! Вы – вполне!..

Н е з н а к о м е ц. Это форма. Для удобства контакта.

Э л л а. Форма… А… содержание?

Н е з н а к о м е ц. Содержание у меня другое.

Э л л а. Не такое, как у нас?

Н е з н а к о м е ц. Совершенно не такое.

Э л л а. Вадя, что ты-то молчишь?

В а д и м(пожал плечами). Я его привел.

Э л л а. Мой муж – хороший, порядочный человек. Но кто сказал, что этого достаточно? Он и здесь-то особенно не преуспевал… А там? В капиталистических джунглях? Чувствует мое сердце – все кончится богадельней… Или с протянутой рукой к стене Плача…

Э л л а. Дело не в этом, дело в унижении… Я не хочу в богадельню… (Незнакомцу.) Ну, а в нас-то вам какой прок? Мой муж самый обыкновенный кандидат самых обыкновенных математических наук… Таких тысячи! Миллионы!

Н е з н а к о м е ц. Для нас это роли не играет.

Э л л а. Мы вам нужны, как подопытные животные? Морские свинки, к примеру?

Н е з н а к о м е ц. Могу дать гарантию – плохо вам не будет.

Э л л а(рассматривает проспект). Вадя, ну как жить, если вокруг все такое? Я консервативна. Я люблю, чтобы стол был столом, кровать – кроватью, дерево – деревом, а земля – землей… (После паузы.) Что от нас требуется? Как оформить документы? Как с багажом?

Н е з н а к о м е ц. Никаких формальностей. Вы должны выйти со мной на балкон. И когда подойдет корабль, сделать один шаг.

Э л л а. А если мы упадем и разобьемся?

Н е з н а к о м е ц. Вы не упадете и не разобьетесь. Вы перейдете в другое измерение.

Э л л а. Никаких бумаг, никаких проводов?

Н е з н а к о м е ц. Ни-че-го!

Э л л а. Ну, а переписка? Телефонные звонки? Встречи с друзьями? (Умоляюще.) Хотя бы изредка, раз в несколько лет?

Н е з н а к о м е ц. Нет, вот этого вы уже будете лишены.

Э л л а. Перейдем в другое измерение… С концами… Навсегда…

Н е з н а к о м е ц. Да, навсегда.

Э л л а. Боже! Кошмар какой-то! Послушайте, а почему это мы должны вам верить? Может, вы какой-нибудь мошенник, авантюрист?

Н е з н а к о м е ц. Вам нужны доказательства?

Э л л а. Конечно!

Н е з н а к о м е ц. Пожалуйста…

 

Пауза.

 

Э л л а(заволновалась). Вадя, ты что-нибудь слышишь?

В а д и м. Нет.

Э л л а. Мама… Вадя, это же ее голос! Вадя, ты слышишь?

В а д и м. Нет.

Э л л а. Это же мама! Мама! Я слышу! Я тебя слышу! (После паузы.) Вадя, неужели ты ничего не слышал?

В а д и м. Нет.

Э л л а. А я слышала… Я слышала мамин голос…

Н е з н а к о м е ц. Это вас убедило?

Э л л а(тяжело дышит, прижимает руку к сердцу). Подождите, дайте успокоиться… (После паузы.) Я ее там увижу?

Н е з н а к о м е ц. Это не совсем то, что вы думаете.

Э л л а(после паузы). Хорошо, я согласна.

Н е з н а к о м е ц(Вадиму). А вы?

В а д и м. Я. как жена…

Н е з н а к о м е ц. Не хотите кому-нибудь позвонить, проститься? Разумеется, без подробностей, без деталей.

Э л л а. Нет! Никаких проводов! Это мне даже нравится! Так лучше!

Н е з н а к о м е ц. Тогда… прошу! (Жестом указывает на балкон.)

Э л л а(растерялась). Сейчас?

Н е з н а к о м е ц. Да, конечно, сейчас.

Э л л а(после паузы). А одежда, какие-то мелочи?

Н е з н а к о м е ц. У вас все будет.

Э л л а. Все?

Н е з н а к о м е ц. Абсолютно. Вы ни в чем не будете нуждаться.

Э л л а. Вадя, одень кожаный пиджак… (Достала из шкафа кожаный пиджак.) Я год экономила деньги… Чтобы он чувствовал себя увереннее…

Н е з н а к о м е ц. Я же сказал – вы ни в чем не будете нуждаться.

Э л л а.  А конкуренция? Место под солнцем?

Н е з н а к о м е ц. У нас нет с этим проблем.

Э л л а. Что же мы будем там делать?

Н е з н а к о м е ц. Что захотите. Я думаю, сейчас этот разговор преждевременен. Прошу…

Э л л а. Боже, сейчас? Дайте подумать! Ладно… Вадя… О, Господи! Ника, передай маме…

Н е з н а к о м е ц. Он ничего не сможет передать маме, он забудет о нашей встрече.

Э л л а. О, Господи!

 

Элла берет урну с прахом матери, дугой рукой держится за Вадима в кожаном пиджаке. Так они выходят на балкон.

 

Н е з н а к о м е ц. Закройте глаза. Это для вашего же спокойствия. И запомните – вы должны сделать только один шаг. Один шаг!

 

Пауза.

 

Э л л а(пронзительно кричит). Нет, я не хочу! Нет! (Вбегает назад в комнату, отталкивая Незнакомца.) Нет! Это решено! Вадя, скажи ему, что это решено!

 

Пауза.

 

Вадя, родной, просто я посмотрела на мое дерево и подумала, как это я буду жить еще много лет и ни-ког-да больше его не увижу! Ни-ког-да! И двор наш не увижу, и нашу улицу, и эти крыши! Ни-ког-да!

Н е з н а к о м е ц. Я не понимаю.

Э л л а. Вадя, он этого не понимает! И все они там этого не понимают! У них же другое содержание! (После паузы.) Извините нас, ради Бога! Извините за беспокойство… Мы не готовы… в другое измерение… Мы еще до этого не дошли…

Н е з н а к о м е ц(после паузы). Значит, я ухожу?

Н и к а. Подождите! Вместо них возьмите меня!

Э л л а. Ника! Ты сошел с ума! Зачем? Ты прекрасно устроен! У тебя есть невеста! Тебя обожает мать!

Н и к а. Не слушайте ее! Я согласен! Я не передумаю!

Э л л а. Ника, что будет с твоей матерью? Ты убьешь ее! Я тебя просто не пущу!

 

Элла бросается к Нике, но его заслоняет какая-то невидимая преграда. Элла не может подойти к нему, дотронуться до него.

 

Н и к а. Не обращайте внимания! Слушайте меня! Я не передумаю!

Н е з н а к о м е ц(шире распахивает балконную дверь). Прошу.

 

Ника устремляется на балкон. Незнакомец выходит за ним.

 

Э л л а(в отчаянии). Ника, что ты делаешь? Что ты делаешь?! Подумай о маме!

 

За окном мгновенная вспышка света. Хлопает от ветра                          балконная дверь.

 

(После паузы.) Вадя, закрой дверь, сильный сквозняк… Что это ты в пиджаке? Снимай пиджак, будем ужинать… (Собирает ужин, двигается медленно, спокойно, расслаблено. После паузы.) Соседка сказала – какой-то молодой человек выбросился с балкона. Жестокое время.

 

 

К о н е ц