Антон Брогин “Коробочка удачи”

Белая лошадь гналась по белой дороге за белым зайцем. Когда она стала настигать его, заяц понял, что ему уже не спастись, заверещал, что есть мочи и принялся трещать по швам. Швы были темного, земляного цвета, и чем шире они становились, тем громче верещал заяц.

 

Наверное, ему очень больно, подумал про зайца Генерал и проснулся. Верещал, как оказалось, будильник. Преодолев себя, он дотянулся до тумбочки и заставил его замолчать.

Вставать ужасно не хотелось. И кто придумал, что самый глубокий сон у ребенка с четырех часов утра. Эхе-хе!

Преодолев природную лень, он все-таки заставил себя подняться и потащился в ванную. Побрился, почистил зубы и пошел делать незамысловатый завтрак: пару батонов хлеба со сгущенкой.

 

За ночь город подморозило, он стоял белый и примерзший, и только сейчас погода смягчилась, легкая оттепель доносила под куртку щадящие волны холода, он кусал, но не агрессивно, скорее заигрывая. Это еще ничего, подумал Генерал, главное ветра нет. Хуже некуда, когда продувной ветер – тогда хоть дубленку одевай, не поможет – проберет до костей, изглодает, так, что мало не покажется.

 

Кузьма сидел за своим дежурным столом над раскрытой книгой.

-Как служба? – бодро сказал Генерал, приближаясь.

-И тебя с Новым Годом, – просипел Кузьма и перевернул страницу.

-Интересно? – Генерал кивнул на книжку.

Но Кузьма не отреагировал. Встал, пошел открывать склад. Повернул ключ в замке до щелчка и, даже не удосужившись отворить дверные створки, побрел на свое место со словами:

-Когда закончишь, позови.

Коробочки лежали в идеальном порядке, ровными шеренгами покрывая стеллажи. Каждая коробочка, квадратная, размером с ладонь, имела свою этикетку. Цвет этикетки это все, чем они отличались.

Генерал был опытный сотрудник, которому много разноцветных этикеток набирать необходимости не было. Если знать КАК, можно и с одним цветом невероятное количество сочетаний воспроизвести. Раскрыв сумку с классической эмблемой Adidas, он бесцеремонно запустил руку на стеллаж, где лежали бледно-голубые этикетки, и стал ссыпать их в сумку. Чудесное свойство для сумки – обладать подобной вместимостью: сколько хочешь в нее клади – место остается.

За коробочками со светло-голубыми этикетками в сумку полетели фиолетовые, затем розовые, затем желтые.

Перед тем, как покинуть склад, Генерал заглянул в свою личную камеру хранения и достал часы. Покрытые белыми кристалликами стрелки и циферблат сверкали, словно напоминание о красивой сказке, частицу которой здесь случайно забыли. Генерал полюбовался часами, а затем надел. Безжизненные сейчас, они не работали вне Коридора. Но даже просто любоваться ими было приятно.

-Не спать! – прокричал Генерал, проходя мимо задремавшего Кузьмы, отчего тот вздрогнул и, ругнувшись, поплелся запирать склад.

 

У порога Здания сидел мальчик. На нем была короткая куртка, шапки не было, вместо нее голову украшали лишь большие алые уши. Само по себе наличие ребенка в этом месте было уже из ряда вон выходящим событием. Тем более, сейчас, в пятом часу утра, 1-го января.

Генерал приблизился. Мальчик ожог его коротким взглядом, в котором мелькнула искра интереса, но тут же притаилась где-то в глубине юного сознания.

-Привет, – сказал Генерал.

-Здрасьте, – ответил мальчик.

-Ты что здесь делаешь?

-Сижу, – ответил мальчик. Вполне логично, подумал Генерал.

-Тебе не холодно?

-Нет, – ответил мальчик. – Сейчас солнце взойдет, загорать буду.

Генерал поморщился.

-Тебя как зовут?

-Денис.

-А ну, Денис, пошли со мной!

Мальчик не сопротивлялся. Дверь слегка скрипнула, и они оказались внутри Здания. Что вот только я буду с ним делать, подумал Генерал, не брать же с собой на работу… Хотя. Почему бы и не взять?

-Прикольно! – сказал мальчик, разглядывая высокие потолки и стены красного дерева.

-Вы здесь живете? – спросил мальчик.

-Нет, я здесь работаю, – ответил он, – и зовут меня Генерал.

-Генерал, – Денис улыбнулся.

-Да.

-Прикольно.

-Это твое любимое слово?

-Нет, мое любимое слово – «шпроты».

-Почему?

-Потому что я их люблю.

Генерал улыбнулся:

-Логично.

Они уже поднялись на второй этаж.

-А я морковный сок люблю.

-Фу, – поморщился Денис. – А куда мы идем?

И тут только настороженно остановился.

-Ты не испугался ли меня?

-А кто Вас знает? – ответил мальчик, впрочем, задетый за живое.

-Ну, что ж, хочешь знать, чем я тут занимаюсь?

Денис кивнул.

 

…-Здание появляется каждый Новый Год на утро, часов до восьми, а потом исчезает. Тебе, можно сказать, повезло, что ты здесь оказался…, – Генерал замолчал, впрочем, мальчик не перебивал. – Коридор, куда мы идем, состоит из множества дверей, каждая дверь ведет в одну из комнат, где спят дети этого города. В общем, это своего рода мега-телепортал ко всем спящим детям.

-Почему спящим?

-Потому что пока дети спят, я дарю им свои подарки.

-Так Вы – Дед Мороз?

-Ты веришь в Деда Мороза?

-Вообще-то не очень, – признался Денис и вроде как устыдился этого.

-А я верю, – сказал Генерал, – но я – не Дед Мороз. Я просто разношу подарки.

-И что, у Вас все подарки в этой сумке?

-Да.

-Для всех детей этого города?!

-Боюсь тебя разочаровать, но это не игрушки.

Кажется, Денис и правда слегка сник.

-Мои подарки покомпактнее. Но зато всем хватает.

-Конфеты что ли?

-Нет, – ответил Генерал, открывая Adidas, – это такие вот коробочки.

И достал первую попавшуюся. Вылезла фиолетовая. То есть с фиолетовой этикеткой.

Мальчик разглядывал ее, но брать не спешил.

-Это что, какой-то конструктор? – с сомнением предположил он.

-Нет. Я не дарю конструктор. Я дарю удачу.

 

-У каждого из нас за год накапливается много всяких хлопот, беспокойств, много всяких мыслей, хороших и плохих. Если все это брать с собой в следующий год — ну, это все равно, как взять в новое путешествие кучу старых, уже использованных вещей.

Взрослые чаще всего умеют “сбрасывать” с себя многое, что их тяготит, прячут поглубже, переваривают. В общем, у них накоплен слой “подкожного жира”, который требуется, чтобы в нужный момент преодолеть большинство проблем и настроиться на лучшее.

У ребенка такой защиты нет. Все, что он накапливает за год, он никуда деть не может, и если пустить дело на самотек, в Новом Году жить ему придется с тяжким грузом, на его маленькие плечи будет наваливаться все больше и больше, в конце концов ребенок может не выдержать. Наша задача – сделать для ребенка то, что сам он для себя, в отличие от взрослых, сделать не может.

-Значит, Вы здесь работаете не один?

-Нет, сотрудников много, в городе ведь столько детей, сам понимаешь, одному тут не справиться… Так вот, мы помогаем, даря им эти вот коробочки. В каждой из них то, чего не хватает каждому ребенку.

-Но ведь каждому не хватает чего-то своего. Одному велосипеда, а другому – друзей.

-А третьему – доброты или чувства юмора, это верно. Вот именно поэтому все коробочки разные. Или одинаковые, но каждую можно “настроить” на то, чего ребенку не хватает.

-Настроить?

-Да. Тому, которому нужен велосипед дать везения или послушания в характер, чтобы родители были довольны чадом, и наконец сделали для него то, что он заслужил — купили бы ему велосипед. Тому, у кого нет друзей – веселый нрав, общительность, умение расположить к себе людей. Все это дает “настроенная” на него коробочка, себе же забирает стеснение, все заботы, все тяжкие мысли, которые не давали мальчику или девочке чувствовать уверенность в себе и умение сходиться с людьми. Кому не хватает доброты – добавляем щепотку теплоты в сердце, забирая в коробочку пыль черствости и равнодушия. Чувство юмора выдаем щедрыми порциями, забирая чрезмерную серьезность. Ребенок должен много смеяться!

-А Вы могли бы узнать, чего не хватает мне? – спросил вдруг Денис.

-Могли бы, конечно, только ведь действие коробочки плохо усваивается, если человек не спит. И этот ранний час мы выбираем специально, когда ребенок спит особенно глубоким сном. Тогда результат гарантированно высокий… Хочешь посмотреть, как я работаю?

-А что, это можно? – с нескрываемым восхищением спросил Денис.

-Ну, если ты никуда не спешишь…

-Нет! – почти закричал Денис, и Генерал снова улыбнулся.

 

-Это какие-то особые часы? – догадался Денис, когда Генерал подводил стрелки.

-Нравятся?

-Очень красивые! – признался мальчик.

Они стояли уже перед самой дверью, за которой начинался Коридор. Бесконечно длинный, самый длинный коридор на свете, с тысячью, сотней тысяч дверей с обеих сторон, с виду одинаковых, но за каждой из них мирок, где сопит маленькая жизнь, и каждую нужно не забыть, о каждой позаботиться, осторожно, не причинив вреда, чтобы весь предстоящий год пошел, как надо, чтобы человек рос… рос хорошим и правильным, в общем.

-Эти Часы не простые, – стал объяснять Генерал. – Без них и сотню детей посетить не успеешь.

-Они что, время останавливают? – раскрыл рот Денис.

-Нет, они его просто “сворачивают”.

-Как это??

-Ну, честно говоря, я и сам точно не знаю, как, а только они позволяют за два часа по всем комнатам пройти и без спешки каждому коробочку “настроить” и подарить. И не устаешь почти.

-Что, и после тысяча двухсот детей не устаете?

-Ну, – улыбнулся Генерал, – после тысяча двухсотого, конечно, уже утомляешься, но, в принципе, терпеть можно. Часы, они на наши действия не реагируют, их задача, дать нам всю работу выполнить невероятно быстро и до конца, так что, можно сказать, обеспечивают нас резервами сил и времени, которых в реальности вроде как нет.

-Здорово! А можно мне такие же? – вырвалось у Дениса, он сам тут же понял, что сморозил глупость, поэтому опустил глаза.

-Ну, если захочешь здесь в будущем работать, будут у тебя и Часы. Да ты не фантазируй, они только в Коридоре и действуют, ни для чего другого пригодиться не могут.

Но мальчика Часы уже перестали занимать.

-Что, я, правда, смогу когда-нибудь, как и Вы, здесь работать?!

-А почему нет? Захочешь, скажи, я тебе протекцию составлю…

-Чего?

-Протекцию. Короче, договорюсь с кем надо. Подрастешь – приходи, я тебе адресок напишу, вопрос с твоим трудоустройством решим.

Мальчик вдруг стал задумчив и молчалив, а в глазах его вновь, как и вначале блеснуло недоверие.

-А Вы не обманите?

Генерал вздохнул:

-Ты когда-нибудь, у кого-нибудь видел такие Часы? Ты считаешь, они могут быть обыкновенными?

-Нет, – признался Денис.

тот, кто их носит? Вот и думай. В конце концов, зачем мне тебе врать?

Но мальчик все еще стоял, скованный сомнениями.

-Давай так, я открываю эту дверь, ты посмотришь, как там внутри – понравится, пойдешь со мной, и мы с тобой все делаем так, как договорились, если моя работа придется тебе по душе, потом устроишься к нам. Не понравится – я иду туда, ты – своей дорогой, – предложил Генерал.

-Хорошо, – согласился мальчик, подумав.

-Ну, что, готов?

Денис закивал. Генерал взялся за дверную ручку и потянул на себя.

И все-таки экскурсия экскурсией, а коробочку надо парню дать, не забыть, подумал Генерал прежде, чем глазам его предстало то, к чему он никогда не мог привыкнуть.

Сказка, в которую всегда входишь, как в первый раз.